Дом-легенда: особняк П. П. Смирнова на Тверском бульваре

Один из самых ярких примеров русского модерна  дом с непростой судьбой, расположенный в самом центре Москвы, на Тверском бульваре. Этот особняк строился для красивой жизни, множество раз реконструировался, но настоящую славу памятника эпохи модерна приобрел в 1900 году после покупки дома наследником водочных магнатов П. П. Смирновым и реконструкции по проекту Федора Шехтеля. 

Купец Смирнов приобрел этот особняк на Тверском бульваре у потомственного почетного гражданина Николая Петровича Малютина за 299 тысяч рублей. Жить он там планировал с семьей, но ходили слухи, что роскошное здание приобреталось для его любовницы Маруси, в честь которой впоследствии в этом здании был назван один из самых популярных московских ресторанов 2000-х годов.

Самым знаменитым и востребованным зодчим в императорской России, который мог предвосхитить вкус любого заказчика, от мещанина до императора, был Федор Шехтель. Работа по реконструкции особняка Смирнова в стиле модерн у архитектора заняла пять лет, и на примере этого дома можно проследить всю эволюцию творчества мастера.

В Москве XIX века излюбленным местом для вечернего променада дворян, куда стекались толпы праздных жителей, был Тверской бульвар, а особняк, перевоплотившийся из стиля ампир в стиль модерн, стал главным его украшением и выделялся на фоне окружающей застройки. В особняке, отчасти напоминающем замок, четыре этажа, а не два, как кажется на первый взгляд. Первый этаж стал подвалом из-за естественного повышения культурного слоя Тверского бульвара на 70 см, на втором этаже расположился длинный балкон, похожий на корабль и украшенный оригинальной кованой решеткой, а четвертый этаж заняла мансарда, искусно спрятанная за картушем с монограммой владельца.

Франц-Альберт Шехтель был творческой личностью, и архитектура была не единственным его призванием. Архитектор также был прекрасным художником-оформителем, рисовальщиком и виньетистом и смог в полной мере реализовать свою творческую натуру при оформлении интерьеров особняка, которые произвели настоящий фурор. Восемь парадных помещений, собранных в анфиладу с цикличным движением, где гости всегда попадали в главную гостиную, напоминали театральные декорации, в которых один архитектурный стиль сменяется другим. В XIX веке было модно декорировать интерьер в разных стилях, анфилада полностью соответствовала веяниям моды того времени и состояла из восьми залов: Романского, Классического, Египетского, Греческого, Рокайльной комнаты, Аванзала, будуара, Готического кабинета.

Заходя в особняк со стороны Тверского бульвара, мы попадаем в парадный вестибюль в виде пещеры со сводчатым потолком высотой 3,5 метра и лестницей, которые сохранились с момента постройки здания в XVIII веке. С того самого момента, как посетитель попадает в особняк, его не покидает ощущение, что вот-вот случится что-то неожиданное, ведь воображение поражает нестандартный интерьер дома. 

Парадная лестница, напоминающая застывшую волну, расходится на две малые — левая ведет в Готический кабинет хозяина дома. Главной деталью интерьера кабинета Смирнова (так еще называют этот зал) являются подлинные накладные поперечные балки из мореного дуба на потолке, которые, стоит думать, по замыслу архитектора, отражали характер хозяина дома.

Все пространство анфилады на залы делят массивные дубовые двери. За Готическим кабинетом следует Малая гостиная в нежно-розовых тонах, которая служила будуаром для жены П. П. Смирнова. В доме было сделано паровое отопление, поэтому все камины в проекте Шехтеля были декоративными, исключение составил только этот зал, потолок которого в виде надутого ветром паруса был декорирован орнаментом из цветов и листьев в стиле модерн.

Из Малой гостиной гости попадали в Розовый зал, главным достоинством которого, да и архитектурных построек XIX века в целом, является потолок с “точечным освещением” и лепниной в рокайльном стиле, именно поэтому это пространство еще называют Рокайльным залом. Потолок этой комнаты — один из лучших примеров новаторского освещения, которое Шехтель использовал в своих проектах.

Во всех залах особняка встречаются технические новшества в архитектуре, которые Федор Шехтель активно применял в своих проектах. Египетский зал, единственный во всей анфиладе, находится на противоположной стороне здания с видом на задний двор, что ничуть не обесценивает его архитектурное великолепие на фоне остальных. Эта полукруглая зала с интерьером в бежево-золотистой гамме, самая большая из всех, служила залом для приемов и танцев. Все ее пространство украшено иероглифами по мотивам папируса, а главной отличительной особенностью является потолок-плафон в виде символического изображения Ра — бога солнца в Древнем Египте. Но это еще не все хитрости потолка Египетского зала: в ходе ремонта кровли реставраторы обнаружили старую вентиляцию. Оказалось, что светильник был несколько опущен и выполнял две функции — был источником света и закрывал вентиляционное отверстие.

Конечной и одновременно отправной точкой в калейдоскопе залов является Романская гостиная. Такое смешение стилей от готики до югендстиля в одном помещении встретить в одном месте — большая редкость. Все дороги ведут в Рим, а в анфиладе особняка все дороги ведут в Романскую гостиную. Античные барельефы, кельтский орнамент потолка и его карнизы в готическом стиле, оригинальные витражи в стиле ар-нуво и трофейная люстра в стиле модерн, привезенная военным прокурором из Германии, — все это создает неповторимый характер дома той эпохи.

Большое значение Федор Шехтель придавал освещению. В этом здании было все: уникальные окна с фасетными стеклами и “горящими” витражами, преломляющими лучи света и дающие эффект дополнительного освещения, многоярусные люстры и потолочные светильники в форме распускающихся бутонов роз в стиле модерн.

У здания, как и у человека, может быть непростая судьба — так произошло и с домом Смирнова. Владельцы особняка на Тверском бульваре менялись часто, стены здания видели немало человеческих судеб. В советское время в нем располагался народный суд и военная прокуратура. В то время все судебные заседания проходили в Романском зале. Затем в особняке располагались все самые злачные рестораны и клубы столицы, а в наши дни, после реставрации, вернувшей дому прежнее великолепие, этот памятник архитектуры является излюбленным местом для проведения свадеб и банкетов.

Вне всяких сомнений, после реконструкции, проведенной с легкой руки Федора Шехтеля, дом жил в полную силу, ведь, как говорят, здание является продолжением самого создателя, а архитектор "работал полушутя между чертёжным столом и бутылкой шампанского, работал, как добродушный гуляка, разбрасывая кругом блески своей фантазии".

Прогуливаясь по зданию с такой историей, в стенах которого сменилась целая эпоха, понимаешь, что оно перестаёт быть для посетителей неодушевленным предметом, а становится старшим другом и располагает к размышлениям о жизни, вечности и непревзойденных памятниках архитектуры, над которыми время не властно.

Источник

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *