Отель в Тель-Авиве по проекту Джона Поусона

Около пяти лет назад девелопер Эйби Розен объявил о своих планах превратить бывший французский госпиталь в одном из кварталов старой Яффы в люксовый отель. Проект сразу же вызвал огромный резонанс: в качестве автора реконструкции и главного дизайнера был приглашен знаменитый архитектор-минималист Джон Поусон. Сегодня долгожданный проект полностью завершен и открыт для гостей. 

Расположенный в районе старого порта отель The Jaffa занимает здание бывшего французского госпиталя 1878 года постройки. Десять лет назад его приобрел нью-йоркский девелопер и коллекционер Эйби Розен, владелец крупной инвестиционной компании RFR Holding. В приходящем в упадок, но все еще величественном здании с просторным двором, арочными галереями и примыкающей часовней он увидел богатый потенциал. 

Реконструировать здание под отель был приглашен известный британский архитектор Джон Поусон. В сотрудничестве с местной архитектурной студией Рэми Гилла он восстановил памятник, сохранив его атмосферу и дух старины.

По словам Рэми Гилла, согласование реконструкции отняло львиную долю времени. Тем не менее затраченные усилия себя оправдали и даже привели к археологическому открытию. Архитекторы значительно расширили историческое здание: пристроили к нему современное 6-этажное крыло (здесь разместилось около 30 апартаментов), а к историческому корпусу добавили нулевой этаж. 

Неожиданно в процессе строительных работ в основании госпиталя открылся фрагмент древней стены XIII века. Ее мощные камни, выпирающие из-под земли, были законсервированы археологами и стали частью лобби. Мраморная лестница, резные фризы, цветные витражи, коринфские колонны — все оригинальные элементы также были тщательно отреставрированы.

В одном из внутренних двориков появился бассейн, а старинная часовня превратилась в лаундж-бар. В отреставрированном памятнике, как и в других работах Поусона, смыслом архитектуры стало ясное, простое пространство, очищенное от всего случайного. Интерьерный дизайн не перегружает его, позволяя солировать старинным сводам, колоннам и аркадам. 

В лобби — прозрачные столики из стекла и тонкая трубчатая мебель, в том числе и знаменитые кресла Широ Кураматы, в мастерской которого Поусон работал в 1970-х. Оттенки мягкой мебели в лаундж-баре вторят цветному стеклу витражей, теплому тону камня и бледной штукатурки, как будто хранящей следы времени. В номерах подчеркнуто лаконичная обстановка, но аскетичной ее никак не назовешь. Комнаты наполнены светом, нейтральную цветовую гамму освежает голубой оттенок, которым выделены своды, и нежно-фисташковый текстиль.

Апартаменты, разместившиеся в отдельном крыле, представляют собой безукоризненные светлые пространства. Здесь особенно ярко проявилось умение Поусона использовать свет как архитектурный материал, сопоставляя затемненные и освещенные плоскости. Вместо обычных ставней для окон и балконов он спроектировал резные экраны наподобие восточных решеток-машрабий.

Отбрасывая тени, они образуют на фасаде тончайший узор, напоминающий бесконечный арабский орнамент. Часть апартаментов предлагается с уже оформленными интерьерами, часть — только с отделкой: деревянные полы из массивных досок, мрамор в ванных комнатах и кухни по проекту Джона Поусона. 

Источник

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *